Thank you! Your submission has been received!
Oops! Something went wrong while submitting the form.

Космос Вячеслава Чимитова

Мария Лопарева
07.07.2020

Вячеслав Чимитов – настоящий демиург! Он из той категории художников, которые последовательно и скрупулёзно, не за семь дней, а на протяжении всего творческого пути создают новый дивный мир и авторскую мифологию. Его мир необычайный, инопланетный: с уникальной средой, атмосферой и экосистемой. И картины в этом случае буквально становятся окнами-иллюминаторами в космостворца, позволяя почувствовать «ощущение счастья от близости к красоте». Атмосфера этого мира состоит из живых, текучих красок. Колорит картин всегда узнаваемый, в хорошем смысле предсказуемый. Вячеслав не боится ярких цветов, причудливых сочетаний и сложных живописных переходов. Краски струятся по поверхности холста или бумаги, как будто под воздействием воздушных потоков: обилие жёлтого и красного, синий всевозможных оттенков, вкрапления чёрного и белого. Переливы насыщенных, почти неоновых цветов напоминают плёнку мыльных пузырей и намекают на хрупкость воссозданной реальности. Такая богатая палитра связана с родной для художника бурятской культурой:

«Цвет для меня один из главных компонентов в живописи. Как-то так сложилось, что у меня видение совсем не монохромное.<…>яркое цветовое решение бурятского национального костюма, убранство культовых сооружений с их обилием разноцветного текстиля и разноцветных деревянных поверхностей – это всё казалось в моём детском сознании олицетворением настоящей красоты».

Живописный микрокосм Вячеслава Чимитова обитаем и населён дивными, полуфантастическими существами, «причудливыми и грустными героями». Порой их облик напоминает наших земных птиц и зверей, как в серии иллюстраций к сборнику стихотворений Константина Бальмонта «Голубая подкова. Стихи о Сибири». Эти образы рождаются в результате размышлений художника о природе:

«Изначально, это всё мои впечатления о природе, которую я пытаюсь себе присвоить <…> Природа в моих картинах – это Я».

Встречается в этой среде и человек, но он только гость, заглянувший мимоходом, кажется, случайно попавший в этот заповедный край. Мы видим таких гостей в некоторых картинах, например: «Портрет Виталии. Камни» (холст, масло, 2016) или «Сон с рыбой. Посвящается Алле Цыбиковой» (холст, масло, 2016).

Вместе с созданием зримых образов и картин художник занимается мифотворчеством. Он конструирует мета-нарратив вокруг живописных работ, пишет свою историю о новом мире, который условно называется «Гармония». Это история о начале и конце света, о глобальной катастрофе, о перерождении и эволюции всех живых существ. В эсхатологических мотивах Вячеслав видит СВЕТЛУЮ СТОРОНУ и транслирует ЕЁ.

«… для меня главное – ожидание и надежда. Наша жизнь наполнена страданиями, и единственное спасение для неё я вижу вконце света, когда наступит долгожданная тишина и безмолвие».

Это поэтичная метафора вечного движения, стремления жизни к новым формам, развития материи ради некой высшей точки, момента перехода в новое состояние. 

Наиболее полно авторская мифология воплотилась в совместном проекте «Новая Гармония»  Вячеслава Чимитова и Виталии Ямной в рамках выставки «Синтетические сны», проходившей с 4 по 27 октября 2019 г. в «Арт-цоколе» (Свердлова, 10). Инсталляция включала монументальное абстрактное полотно и тканевые скульптуры, изображающие «причудливых и грустных» персонажей. На фоне красочной декорации развернулся спектакль о «космической катастрофе, которой нет ни определения, ни названия», о новом порядке вещей и новом мире, в котором весь ландшафт – это «Новый Единый Мировой Океан». Жизнь переродилась, а человек эволюционировал в «биоморфное существо, у которого атрофировались конечности, почти всё <…> остались только очень выразительные, глубокие человеческие глаза». Это спектакль без действия, без сюжета, в беззвучной и глухой тишине.

Каковы истоки столь эксцентричного художественного видения? В истории живописи Вячеслав выделяет лишь одногоглавного учителя:

«Василий Кандинский − мой герой и, пожалуй, единственный. В нём, наверное, даже есть что-то восточное. Кстати, вспомнилось, есть предположение, что среди предков Кандинского были и буряты. Или я уже сам для себя сочинил эту красивую легенду?..»

Отец Василия Кандинского, и правда, был из древнего забайкальского рода Нерчинских купцов. В восточносибирском городе Кяхта Кандинские торговали пушниной, хлебом, лесом, имели золотые прииски, а в числе их предков были бурятские шаманы. От Кандинского Вячеслав наследует и отсутствие страха перед цветом в живописи, и свободное обращение с линией, пятном, фигурами, и внедрение в абстрактные работы элементов фигуративного изображения.

Мой грустный дом

Безусловно, прочитывается в творчестве и авторской мифологии Вячеслава влияние буддийской философии, также близкой его родной культуре. Но главный источник – это разум автора, незамутнённая, чистая фантазия:

«В моих картинах отражаются мои сны, мои видения, мои воспоминания из детства – образы, увиденные когда-то и навсегда запечатленныев моей памяти.<…>художественный мир я создаю <…>через созданные мною или переосмысленные и присвоенные символы, которые становятся моими личными символами. Как оказалось, они и мне не всегда понятны.Так с помощью своих картин я познаю мир и себя в нём».

Новый Единый Мировой Океан – это тоже сам художник, его разум, который, подобно океану планеты Солярис, отражает и переосмысливает объекты и явления реальной действительности, придавая им иной облик и значение. Он порождает силой мысли новую историю, дивных, разнообразных существ и целостный уникальный космос.

Авторка текста — Мария Лопарева

Онлайн-галерея «Гвоздь»

ИНН: 5408684419109

Все права защищены 2021 г